Svaneti - Guria. Терапевтические странствия. Грузия 2018

По горам в Местии
По горам в Местии
По горам в Местии
По горам в Местии
По горам в Местии
Сваны ступают медленно, с каждым шагом прорастая корнями в землю. По левую руку -
Ушба - вечный жених, по правую - Тетнулди - белая невеста. Никогда им не сойтись, не прикоснуться друг к другу. Горы не любят спешки, напора, суеты. Они пускают своих, проверенных: избранных на отвесные скалы, подготовленных на снежные вершины, а остальных - лишь на лесистые склоны.
Автостоп в Сванетии
Деревня Муркмели в Сванетии
Деревня Муркмели в Сванетии
Деревня Забеши в Сванетии
Вокруг Ушгули в Сванетии
Вокруг Ушгули в Сванетии
Вокруг Ушгули в Сванетии
Вокруг Ушгули в Сванетии
Деревня Забеши в Сванетии
Вокруг Ушгули в Сванетии
Вокруг Ушгули в Сванетии
В этом году мы поднялись чуть выше низких облаков на сосновых кронах. Наши дни в Сванетии проходили в долине в окружении неприступных каменных башен, а не ледяных хребтов. Мы проехали автостопом от Зугдиди до Местии и от Местии до Ушгули, а потом спустились к черным пескам в Уреки. Море встретило нас бархатными волнами, за которыми с берега наблюдают бездомные псы и сонные коровы.
Черные пески в Уреки
Черные пески в Уреки
Черные пески в Уреки

Serra da Estrela. Терапевтические странствия. Португалия 2018

Серра-да-Эштрела
Серра-да-Эштрела
В далеком горном царстве дошел до короля слух о пастухе, который тихими холодными ночами согревался в лучах самой красивой звезды на черном куполе. Послал он гонцов в хижину на холме и велел хозяину явиться во дворец. Король пообещал пастуху несметные богатства, если тот подарит ему свою небесную подругу. Не раздумывая, бедный человек ответил, что без любимой даже жизнь в роскоши для него бессмысленна.
С тех пор по нитям дорог, опутывающим зеленые горы в Звездной земле, бродят одинокие пастухи. В руках у них посох, в котомках - овечий сыр и свежий хлеб. За день они устают карабкаться по извилистым тропам меж тяжелых гранитных камней. Люди сторонятся их так же, как и больших мохнатых собак, охраняющих стадо. На закате пастухи взбираются в густые облака на вершину и терпеливо ждут, когда на темном своде появится их подруга Эштрела.
Серра-да-Эштрела
Серра-да-Эштрела
Серра-да-Эштрела

Quinta Nova. Tomar. Терапевтические странствия. Португалия 2018

Конвенту-де-Кришту, ТомарКонвенту-де-Кришту, Томар
Конвенту-де-Кришту, ТомарКонвенту-де-Кришту, Томар
Конвенту-де-Кришту, ТомарКонвенту-де-Кришту, Томар
Ажурные башенки, словно вылепленные из морского песка.
Игра теней и света на локонах-завитках лестниц.
Анфилада арок, уходящих в бесконечность.
Прошло ровно два года. Я вернулась в Португалию, куда привезла больного брата летом 2016-го. Привезла, потому что хотела, чтобы его окружали добрые, отзывчивые, теплые люди. Он сам потом говорил: “Я прихожу на радиотерапию, а меня здесь как будто все ждут. Медсестры мне всегда улыбаются.” Португальцы думают душой. Я видела, как Борина врач плакала, когда выписывала его. “Тебе теперь всё можно. Делай, что хочешь”. Потому что врачи не боги.
В кафе напротив онкоцентра уже знали его вкусы. Если на витрине в часы обеда были креветки с рисом, откуда-то из глубин кухни появлялась полная тарелка тех же креветок, но уже без гарнира. Потому что человеку со шрамом на бритой голове можно всё, даже если блюда нет среди сегодняшних pratos do dia. И кормить уток в январе тоже можно, даже если вокруг больничного пруда висят таблички с надписью verboten. В Германии это нельзя было объяснить выскочившему на нас с криками администратору. Просто не хватило слов. На любом языке.
Для смертельно больного можно сделать всё, даже то, что никогда раньше не делала, даже невозможное. Например, ехать одной на своей машине по зимней дороге из Москвы во Фрайбург, а потом везти его обратно домой. С той бесстрашной самоотверженной девушкой мы успели заехать в Минск, и Боря покормил уток в заснеженном парке.
Последний раз. Перед тем, как он ушел навсегда. В бесконечность.

Berlin 2018. Терапевтические странствия.

В пять тридцать улица под окнами оживает, и я просыпаюсь. Сегодня вывозят мусор - стекло. По грохоту кажется, будто грузовик выплёвывает на голый тротуар целые ящики с бутылками. Они разбиваются, и солнечные зайчики разбегаются по кирпичным фасадам старых домов. Примерно в этот же час появляются первые автобусы. Столь раннее пробуждение в городе для меня обычно означает поход в пустыню - к набатейским караван-сараям. Ехать туда долго, лучше успеть, пока раскаленный песок еще не обжигает ступни. Стройные ряды колонн выплывают из полуденного зноя, мерно покачивая головами-капителями. Барельефы оживают: быки протяжным рёвом встречают рассвет, слоны лениво вытягивают хоботы, вырезанные в камне лица сонно улыбаются. На византийских церквях звонят колокола, заглушая звук будильника.
Я поднимаюсь с кровати, одеваюсь и иду к озеру в парке. В Берлине начинается новый день.
Берлин. Веддинг

Reykjanes. Рейкьянес. Исландия 2018

Сегодня плавали в лагуне прямо на берегу Атлантического океана. Последний вечер в Исландии выдался теплым и ярким! За две недели путешествия это был третий солнечный день.
Рейкьянес, Исландия
Рейкьянес, Исландия
Рейкьянес, Исландия
Рейкьянес, Исландия
Рейкьянес, Исландия
Рейкьянес, Исландия